Сделать закладку


Наши анонсы:

Анонсы
  • ПОЧЕМУ!! >>>
  • ВАРЯГ >>>
  • ИНТИФАДА >>>
  • АВИТАЛЬ или НАДЕЖДА ЛИТЕРАТУРЫ >>>
  • СЕРЕЖА или БЕЙ СВОИХ >>>



Произведения и отзывы

Случайный выбор
  • СОБРАТЬЯ ПО ЦЕХУ  >>>
  • ТЫ  >>>
  • ГДЕ ПРЯЧЕТСЯ СМЕРТЬ  >>>


Анонсы и новости:

Анонсы
  • СЛУЧАЙ В БАНЕ >>>
  • ЭРОГЕННОЕ >>>
  • ДЕПРЕССИВНОЕ >>>
  • ОТКУДА РАСТУТ НОГИ >>>
  • ВОЛШЕБНЫЙ КОРАБЛЬ >>>



Художник (1970-2002)

 

   ДЕЛАКРУА

 

Элементарна линия  крыла

ни красок,

                ни небес,

                                ни оперенья,

она безукоризненно  крива,

в  ней – все:

и взлёт,

         и сила,

                    и паренье.

Вот  Гамлета  тревожная  ладонь,

и взгляд его пронзителен  и горек,

а на ладони – череп…

Бедный  Йорик….

Вот вздыбленный в животном  страхе конь.

И хрип,

            и храп.

Отчаянно  рыча,

напрягшись в центре этой  круговерти

безумный лев.

Витает запах  смерти...

О, будет  эта  схватка  горяча!

Так  рисовал Эжен Делакруа,

нет волшебства,

                       нет  чуда  никакого,

искусство начинается с простого –

элементарна линия  крыла!

 

    ВАН-ГОГ

 

В  сторону отброшена палитра,

ночь – черна,

                      и  кажется  луна

донышком висящего  пол-литра

терпкого янтарного  вина.

Кисть уткнулась, пьяная от  охры,

рыжей головой в карандаши,

нет, не краска на  холсте  засохла –

это кровь истерзанной  души.

 

      МОДИЛЬЯНИ

 

Эй, ночь, любовница  Парижа,

сегодня  мир  для  нас  двоих.

Сиренево-багрово-рыжий

лежит  ничком у ног  твоих.

И пусть гогочет  день  вчерашний,

картин  моих,  исхаяв,  тьму,

иголку Эйфелевой  башни

воткните  в задницу  ему!

Мне  наплевать – сгореть, иль сгинуть

в  петле,

             на  свалке,

                                под  мостом,

но  будет трудно камнем кинуть

в  того, 

               кто  Богом  стал.

Потом.    

 

     ГОГЕН

 

Последний  домик в  Атуане,

один  с собою  на  один,

бездельничает в океане

герой холстов ультрамарин.

Взять  кисть не  позволяет  старость,

и  хрупок день,

                          и  зыбок  сон,

ах, сколько волн

прожить осталось –

десятки,

               сотни,

                            миллион?

Всё  вдалеке –

                          обиды,

                                      склоки,

судьбы  невольный  карантин,

а  жизнь расколота в  осколки,

на сотни крошечных  картин.

 

     АХ,  ХУДОЖНИК

 

Ах,  художник, как и  прежде

у  мольберта  не в  себе…

Краской  красной по  надежде,

краской черной  по судьбе.

Ночь и  пламя, кровь  и  деготь,

а  под утро удержись,

ничего  не  надо трогать,

потому  что это – жизнь!

 

 

    МАЗНЯ

 

Кустарник.

                 Берёзка.

                                    Речушка.

На  мостике  возле  перил,

смотрела тихонько девчушка,

как бурно художник  творил.

Втирая  безжалостно  краску,

и  хлеб запивая  вином,

природы волшебную  сказку,

он  видел  в  аспекте  ином.

Пространство смещал и  коверкал,

законы  природы дразня,

а  девочка  глянула  сверху

и  грустно  вздохнула: «Мазня!»

 

      ГУРАМИ

      акварель

 

 

Цветные порхают гурами –

наложницы  в  пёстром  гареме.

В  аквариума хрупкой  раме

тягучее  тянется  время.

Так плавно в шекспировской  драме,

плывут театральные примы.

Порхают  порочно гурами,

неведомым чувством горимы,

в стеклянном искусственном  храме,

где нет необычного, кроме

печально скользящих  гурами,

в  качающей их полудрёме.

 

    ЗАБЫТЫЙ  ХУДОЖНИК

 

Забытый  художник сидит у пруда.

И смотрит он взглядом  потухшим  туда,

где в жёлтых кувшинках качается    пруд,

коровы  мычат и мальчишки  орут.

Как   время летело, даря  на  лету

кому-то богатство,  кому  нищету.

Лишь  старости  всем  одинаков  итог –

забыт и  заброшен,  а  был – полубог.

И   если   сидишь  у  последней  черты,

то  золота  больше  дают  за холсты.

Но   краски засохли,  и  плачет  душа,

и  нет за  душой  ни  любви, ни  гроша,

увы, жизнь мгновенней, чем  кьянти  глоток.

Он  время  на  хрупких  полотнах  сберёг,

хоть  пруд  там – не  тот, и  кувшинки – не те,

иные  мальчишки  на  старом  холсте.

Забытый  художник.

Наброшенный  плед.

А звать  его Поль.

Или  Клод.

Или  Эд.

 

      ХУДОЖНИК

 

Художник  когда-то  умрёт,

состарясь  в  мольбертовской лямке.

Останется  жить  натюрморт,

в  кустарно  сработанной  рамке.

Лимоны,

                 арбуза  излом,

в  стакане  анютины  глазки…

За  хрупко  блестящим  стеклом

упрячутся  яркие  краски.

Но  лет через сто пятьдесят,

спохватятся умные  внуки,

картина  найдёт  адресат,

и  снимут  умелые  руки

её с  коммунальной  стены,

чтоб  с  лучшими  кисти  дарами,

ей  в  главном музее  страны,

висеть в позолоченной  раме.

Полотен торжественный  ряд:

Сезанн,

          Айвазовский,

                                  Эль-Греко,

и  их  вдохновенный  собрат –

Художник двадцатого  века.

И  будет  дивиться  народ,

палитры его многоцветью...

Художник когда-то умрёт…

А  кто

           доживал до бессмертья?!

 

 

 

 
К разделу добавить отзыв
От anri4
Интересные вещи. Профессионально.
Особенно акварель хороша.
28/12/2008 14:54
<< < 1 > >>
Copyright © Evgeny Minin. All rights reserved. При цитировании активная ссылка обязательна                     "Design - UnAtomic studios"
Пишет сайт http://www.vindexexpo.com | гонщик щенячий патруль купить